Дикая вода

Ну вот есть на свете люди с удивительно внимательным взглядом. Вроде бы и просто смотрит человек на тебя, не вглядывается, не буравит зрачками, а все равно – чувствуешь, что видит он очень много. Есть у таких людей что-то в морщинках у глаз, в наилегчайшем прищуре этакое, позволяющее им видеть и замечать больше, чем большинству других, вроде меня. 

Вот такой – редкостной – породы и наш проводник Саша. Он только что сообщил нам, что воду мы будем брать из озера и попросил не волноваться особенно по этому поводу. Теперь он смотрит на нас и едва заметно улыбается – почти неуловимыми морщинками в уголках глаз. Смотрит внимательно – еще бы: всего каких-то пять часов назад мы впервые встретились на вокзале Петрозаводска, после чего целеустремленно добирались до небольшой лесной избушки, затерянной в глухом лесу на берегу озера, в сорока почти километрах от ближайшего жилья. Здесь нам предстоит прожить девять дней, наслаждаясь природой, охотясь, путешествуя по окрестностям. А учитывая то, что перед Сашей стоит четверо «столичных штучек», реакция которых на предложение попить водицы из озера или развести огонь по большому счету непредсказуема, его повышенное внимание к нашей реакции было вполне объяснимо. Впрочем, отреагировали мы спокойно, даже, в какой-то степени, радостно. В походе все мы не новички, кое-какой опыт лесной жизни вроде бы есть – хотя и ограниченный в основном окрестностями родного мегаполиса. Так что пить воду из озера мы согласны с видимым удовольствием, о чем тут же и сообщаем Саше. Следует обмен улыбками – начало взаимопониманию, судя по всему, положено. 

Мне всегда было интересно наблюдать за тем, как устанавливается контакт между ранее незнакомыми людьми. Такое впечатление, словно каждый из нас заключен в некую невидимую оболочку – гладкую, даже, можно сказать, скользкую. При мимолетных встречах эти оболочки проскальзывают друг по другу, не давая нам задержаться друг возле друга – и бурные, суматошные воды реки жизни разносят нас в разные стороны. И лишь иногда – редко-редко – случается так, что какие-то, непонятным образом возникшие на поверхности наших оболочек крючочки-зацепочки совпадают. Тогда начинает возникать взаимопонимание и, если повезет, появятся новые зацепки, новые точки контакта. Так - потихоньку, шаг за шагом, возникает доверие. 

После этого разговора прошло несколько очень насыщенных впечатлениями дней, за которые мы с Сашей успели облазить множество укромных таежных уголков в окрестностях нашей избушки. Вот и еще один день охоты клонился к концу и, хотя в конце сентября в Карелии сумерки приходят рано, нам он показался длинным. Целью нашей экспедиции в этот день было довольно отдаленное глухариное болото, хитро запрятавшееся в глубине леса. Мы все-таки нашли его, хотя и попетляли перед этим изрядно. Да и хождение по самому болоту, состоявшее, в основном, из прыжков с одной, усыпанной клюквой, шаткой мшистой кочки на другую, было занятием довольно утомительным, но, вместе с тем, и удивительно интересным. Поэтому, хотя мы и прошагали в этот день немало и гудящие ноги все усерднее напоминали о себе, просясь на отдых, настроение наше было радостным – еще бы, сколько красот открылось нам сегодня! Красота северной природы тем и удивительна, что, при всей своей неброскости, пастельности, она обладает волшебной, непередаваемой глубиной. Темно-красные ягоды клюквы, ягель, серовато-зеленые, седые лишайники на ветвях, мхи нежнейших оттенков зеленого цвета, темная, густая зелень еловой хвои, золотые и бронзовые стволы сосен, голубизна озер с опрокинутым в них небом, несущим белые облака… Нет, это – не календарные красоты тропических островов, оглушающие, как раскат литавр в исполнении полкового оркестра, как финальные ноты патетической симфонии, когда все музыканты в едином порыве стремятся обрушить на потрясенного слушателя могучую волну звуков. Красота Русского севера больше похожа на задумчивую, чуточку грустную мелодию, сыгранную на жалейке под аккомпанемент птичьих голосов. Она успокаивает, согревает, она дарит тому, кто видит ее, силы идти дальше… 

Мы и шли, стараясь особенно не мешкать – сумерки начинали потихоньку сгущаться, а нам так хотелось успеть вернуться в лагерь до темноты. Саша шагал впереди, мы пытались не слишком сильно отставать от него. Вдруг впереди послышалось тихое, нежное журчание воды. Через несколько десятков шагов едва заметная тропка побежала под уклон и совсем скоро вывела нас к ручейку, весело прыгавшему по дну небольшой лощинки с камешка на камешек в своем вечном стремлении куда-то. Над ним склонились березки, укрывая его тенью своих уже пожелтевших, но еще не до конца опавших листьев. 

Саша легко перепрыгнул с одного берега ручейка на другой и остановился, поджидая нас. «Попейте воды… она вкусная!» - сказал он, как только мы подошли к самому берегу. Пить действительно хотелось и мы, не мешкая, присели на корточки, зачерпнули ладонями воды и сделали по паре глотков. 

То, что я почувствовал, глотнув этой воды, очень трудно понять и передать – просто я никогда раньше не испытывал ничего подобного. Не могла обычная вода быть такой вкусной! Впрочем, это и была не обычная, привычная для меня вода – безликая, пропущенная через городские трубы, с индивидуальностью, вкусом и ароматом, вытравленными хлором. Нет, это была самая настоящая Дикая Вода – непокорная человеку, неподвластная ему, нетронутая им… Совершенно автоматически я снова погрузил ладони в прохладные струи ручья и зачерпнул еще. Теперь я начал потихоньку понимать вкус этой воды – дно ручья было сплошь устлано старой, прелой, темно-бурой листвой. По его поверхности изредка проплывали только что опавшие, ярко-желтые листья, а сама вода имела заметный чайный оттенок. Все сочетание этих цветов было удивительно теплым, уютным. Таким был и вкус этой воды и ее еле уловимый аромат – вкус и аромат прелой листвы, прошедшего лета и этого, и прежних лет… Вкус Времени… Вкус воспоминаний этой воды, да и самого леса – кажется, древнего, как сама Жизнь – обо всем, что происходило вокруг с начала времен, обо всех, кто когда-либо припадал к ней, чтобы утолить жажду. 

Этот ручей не просто бежал по лесу, перепрыгивая через корни и камни – нет, он бежал сквозь само Время, соединяя воедино прошлое и будущее. Он и сегодня был таким же, как и триста, и пятьсот лет назад, и вода его была все так же настояна на прелой листве теперь уже давно умерших деревьев. На какой-то момент мне показалось, что я могу ощутить себя своим давним-предавним предком, так же склонившимся к ручью после долгого пути и черпающим из него освежающую, чистую, такую вкусную влагу… И тут же остро захотелось, чтобы и через много лет после меня кто-то так же присел на корточки возле лесного ручейка, опустил в него ладони и, сделав глоток, подумал обо мне… 

Я поднял глаза и встретился взглядом с Сашей. Мне показалось, что он смотрит на меня несколько иначе, чем при первом нашем разговоре. Похоже было, что он смотрит на меня с пониманием – как человек, тоже отведавший Дикой Воды.

Comments:

Комментарии   

0 # Алексей 27.10.2015 23:25
Интересно!
Есть и у меня заветный медовый ключик.
Приятно, гуляя по летнему лесу, завернуть к нему, напиться сладкой водицы, умыться и посидеть рядом с ним на травке, помечтать, задумчиво потягивая ароматный дымок из трубочки ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # Дмитрий Побединский 28.10.2015 01:28
Цитирую Алексей:
заветный медовый ключик.

Алексей, как хорошо сказано! Вкусная она, дикая водичка, да у каждого, кому посчастливилось её найти - своя.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # Slava 06.02.2016 18:45
Замечательно.Думаю не плохо было бы дополнить фотками тех мест!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация по сайту

Go to top